Гербы, Эстония, Ливония
  меню  
 

ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ НА ТЕРРИТОРИИ ЭСТОНИИ ВО ВРЕМЯ СЕВЕРНОЙ ВОЙНЫ (1700-1721)

 

Осада Нарвы в 1704 году.

   Параллельно с осадой Тарту, русские войска сначала блокировали, а затем осадили другой важный пункт шведских войск в Эстляндии - Нарву. В первоначальном плане русского командования на летнюю компанию 1704 года осада Нарвы не была предусмотрена- намечалась только ее блокада. Для этого был сформирован корпус под командованием П.М.Апраксина в задачу которого входил захват устья Наровы.

27 апреля Апраксин с 5-ю ротами конницы и тремя пехотными полками - князя Андрея Шаховского, Григория Титова и Бильса прибыл к устью р. Россони. Здесь он обнес свой лагерь окопами с верками на всех четырех углах. В сторону Наровы была направлена батарея о 13 орудиях, через Нарову наведен мост. Все эти работы делались по указаниям и под руководством сержанта преображенского полка Михаила Щепотьева, на которого было возложено царем доносить подробно о состоянии нарвской крепости и положении ее защитников.
За день до прибытия Апраксина к устью Россони пришло в наровскую бухту 5 шведских кораблей. Три из них расположились у самого устья Россони, два стали на взморье. Далее на рейде бросили якорь еще 4 судна. Ближние корабли вскоре были отбиты пушечными выстрелами с батарей Апраксина. Один корабль был совершенно разбит ядрами, другие ушли в море (А.В.Петров).

30 апреля комендант Нарвы Горн сообщил Шлиппенбаху, что город отрезан от моря и попросил как можно скорее прислать продовольствие. Под давлением Карла XII Шлиппенбах собирался предпринять попытку прорыва блокады Нарвы. В помощь ему из Карлскруна была направлен эскадра под командованием вице-адмирала Де Пру. 13 мая эскадра Де Пру  прибыла на рейд Нарвы и начала обстрел  позиций Апраксина. В состав эскадры входило 7 военных кораблей и до 28 транспортных судов с грузом продовольствия для Нарвы. Де Пру также ожидал подкрепление из Выборга (Х.Паали).

Часть судов подошла к самому устью Наровы, и русские батареи до самой ночи были обстреливаемы, к счастью, без особенного вреда. Трехпудовые бомбы перелетали обоз, или врывались в песок. Качка на море препятствовала попадать в цель. По донесению сержанта Михаила Щепотьева Меньшикову, на всех шведских кораблях предполагалось до 1000 человек солдат. Корабли были нагружены хлебом, солодом, сельдями, мясом и маслом. 700 человек солдат на нескольких мелких судах, под начальством полковника Гаспора, успели ночью пробраться в Нарову и затем в Нарву. Нарвский гарнизон был усилен и ободрен надеждою на могущие еще явиться подкрепления. Петр Великий очень сердился на Апраксина, узнав об его оплошности, и простил его, лишь благодаря заступничеству младшего брата, Федора Матвеевича (А.В.Петров).

Тем временем у шведского командования созрел новый план прорыва блокады. Шлиппенбах со своим корпусом должен был наступать со стороны Раквере, а Де Пру с десантными войсками - с моря.  Апраксин узнал об этих планах от захваченных в плен языков. В своих письмах  он докладывал Петру I об изменившейся военной обстановке. Петр правильно оценил создавшееся опасное положение и отменил намеченный поход под Корелу. 

Начиная с 26 мая; русские полки стали стягиваться к Нарве. Нарвский поход 1700 года был совершен из Москвы через Новгород и Псков, по восточной стороне Чудского озера и затем по правому берегу реки Наровы. В 1704 году поход к Нарве проходил через Петербург, на Копорье и затем по болотам, речкам и просекам — к устью Наровы, куда уже в феврале был выслан Апраксин. Дорога эта шла через Ямбург (Кингисепп) по болоту на Ложголово, Старопольский погост и затем к берегу Наровы. Этот новый путь к Нарве из Петербурга и брод через реку Лугу, на 1/4 версты выше ее порогов, был указан Петру Великому ямбургским жителем Бутынским, который служил русской армии проводником через громадное болото, раскинувшееся на 40 верст. В награду за эту услугу Петр, по просьбе Бутынскаго, даровал ему исключительное право рыбной ловли в р. Луге, в полутора верстах выше моста (А.В.Петров).

26 мая передовые части русских войск во главе с царем подошли к устью Наровы и встали близ лагеря Апраксина. 30 мая русские войска стали переправляться через Нарову по мосту, наведенному выше лагеря Апраксина, и выдвигаться к Нарве. Впоследствии русские заняли те же позиции, которые занимали и в 1700 году. Началась осада Нарвы.

В начале осады шведский флот все еще стоял  на нарвском рейде. Для его сдерживания был оставлен на своих позициях и корпус Апраксина.

3 июня была буря на море. Сильным ветром сорвало с якорей и прибило к берегу две шведские шхуны с людьми и провиантом. Об этом из обоза Апраксина было донесено царю. Сам Петр верхом на коне с несколькими солдатами в брод отправились к шхунам, стоявшим на мели, и овладели ими. На обоих, потерпевших аварию, cyдах было взято в плен: два поручика, один аудитор, шкипер, штурман, 25 матросов, один сержант, 75 солдат, шведский флаг, ружья, около ста мушкетов и провиант. После этого русские батареи пробовали было стрелять в ближайшие шведские корабли, но несколько железных пушек в обозе Апраксина были «стараго и зело худого литья, и как почали стрелять, то две при первом выстреле разорвало и пушкарей одного ранило, другого убило (А.В.Петров).

После этого события шведская эскадра покинула нарвский рейд. Корпус Апраксина был переброшен к Ивангороду. Узнав о прибытии под Нарву значительных сил русских войск, Шлиппенбах, который 30 мая уже находился в Раквере, не посмел приблизится к городу. Обоз с провиантом для нарвского гарнизона, который должен был доставить Шлиппенбах, отправили обратно в Таллин.

Из перехваченного у курьера письма, русские узнали, что нарвский гарнизон ждет подкрепления. Тогда Петр I, большой охотник до всяких военных хитростей, придумал завлечь часть нарвского гарнизона в ловушку. Несколько русских  пехотных и драгунских полков были переодеты в синие шведские мундиры и скрытно переброшены на ревельскую дорогу."Шведами" командовал сам Петр I. В два часа дня "шведские " войска появились на виду у нарвской крепости. Навстречу им из русского лагеря двинулись войска Репнина и Меньшикова. Началось притворное сражение. Через некоторое время "шведские" войска стали теснить противника. Комендант Нарвы Горн лично наблюдал за ходом боя.  Он был искренне убежден,  что наконец-то пришло долгожданное подкрепление. Навстречу "подкреплению" Горн выслал полковника Мурата и подполковника Маркада с отрядом драгун в 100-150 человек и полковника Лоде с 800-1000 солдатами. Как только драгуны приблизились к "своему подкреплению", они были окружены и попали в плен. В числе пленных находились подполковник Маркад и ротмистр Конау. Полковник Лоде, догадавшийся о том, что это ловушка, вернулся со своим отрядом и пушками в Нарву (Х.Паали). 

От пленных были получены сведения о численности нарвского гарнизона, а так же о том, что осажденные ждут прихода Шлиппенбаха. Русское командование отнеслось к информации о подкреплении со всей серьезностью и решило нанести удар по корпусу Шлиппенбаха, стоявшему под Раквере. Для этой цели Петр выделил всю конницу, стоявшую под Нарвой: драгунские полки К.Э. Ренне, Г. Пфлуга, И. Горбова, А.Остафьева, А Мореля-де-Карьера и Ф. Суваса. Также помощь драгунским полкам были даны Бутырский пехотный полк, 500 человек Ингерманландского пехотного полка и 60 преображенских и семеновских гренадер. Пехота для ускорения похода была посажена на телеги. Командование корпусом, насчитывавшим около 6000 человек, было поручено К.Ренне (Х.Паали ).

Узнав  о приближении русских, Шлиппенбах отошел к Лясна. Его передовые посты стояли у Лообу и у Арбавере. Всего в распоряжении Шлиппенбаха было 1400 рейтаров и драгун. Недалеко от него стояли пехотные полки Делагарди и Ливена, насчитывавшие вместе 1200-1400 человек. Там же находились ополченцы из местных жителей под командованием полковника А.Цеге.

15-го июня рано утром Ренне повстречался с передовыми отрядами Шлиппенбаха и опрокинул их. Отступающий корпус Шлиппебаха, Ренне преследовал по пятам и разбил его на голову, так что только двести человек добрались до Таллина. Полковник Вахтмейстер и еще 7 офицеров попали в плен. Захвачены были также пушка и верховая лошадь Шлиппенбаха.

1 июля Петр, недовольный ходом осады Тарту, выехал из Нарвы в лагерь Шереметьева. Командование русской армией под Нарвой было передано фельдмаршалу Г.Огильви. Несмотря на отступление Шлиппенбаха, Огильви все же боялся, что в Прибалтику прибудут подкрепления из Швеции. Чтобы преградить путь этим силам, Огильви выслал к Вайвара все находившиеся под Нарвой драгунские полки, с заданием построить там двойную линию обороны. Эта линия укреплений 1704 года известная под именем "Шведский вал" частично сохранилась и до нашего времени.

 

шведский вал

Рис.29 Схема сохранившихся укреплений 1704 года в районе Вайвара на карте начала ХХ века.

11 июля под Нарву прибыли первые осадные орудия. Через Нарову было построено два моста- один у Нарвского водопада, другой - у острова Кампергольм. (Х.Паали ) Строительство апрошей, батарей и прочих укреплений под Нарвой продолжалось почти до конца июля. На холме Портенсгольм русские установили батарею из 103 пушек (А.В.Петров). Также была построена батарея на холме Германсберг. Комендант Нарвы Горн под угрозой штрафа запретил открывать огонь(особенно из пушек) по осаждающим во время проведения осадных работ или других операций, за исключением штурма. Этот запрет- одно из наиболее загадочных действий коменданта. По-видимому, Горн решил беречь боеприпасы для долгой обороны. Известную роль в этом сыграла и недооценка возможностей русских войск (Х.Паали).

18 июля под Нарву возвратился Петр I. После взятия Тарту, Шереметьеву было приказано идти на соединение с корпусом Ренне.  28 июля Шереметьев прибыл в Йыхви,  а оттуда его драгунские полки были направлены к Вайвара, где и оставались до конца осады Нарвы.

31 июля с русских батарей был открыт ураганный огонь по городу и шведским укреплениям. В ночь с 31 июля на 1 августа одна бомба попала в нарвский арсенал и тот взорвался. 7 августа утром в результате обстрела развалилась одна сторона бастиона "Гонор". В то же время была пробита брешь в бастионе "Виктория". Создались благоприятные условия для штурма города. Русское командование предприняло попытку прекратить кровопролитие и предложило нарвскому гарнизону капитулировать. Чтобы убедить коменданта Нарвы сдаться, русские прибегли к помощи коменданта Тарту полковника Шютте, однако Горн не захотел с ним разговаривать. На предложение фельдмаршала Г.Огильви сдаться на “аккорд”, Горн также ответил отказом.

осада Нарвы 1704 год

Рис.30 . Бомбардировка Нарвы и Ивангорода в 1704 г.

8 августа в русском лагере собрался военный совет, на котором было принято решение идти на штурм. Генерал-поручику Шенбеку была поручена атака бастиона "Виктория", генерал-майор Чамбес должен был захватить бастион "Гонор", штурм бастиона "Глория" был поручен генерал-майору Шарфу.

9 августа, в день штурма, Петр послал драгунские полки к устью Наровы, чтобы предотвратить возможность высадки шведского десанта. В два часа дня по сигналу русские пошли в атаку.  Чамбес с преображенцами первый ворвался на бастион "Гонор". У бастиона "Виктория" шведы взорвали мину, задержав тем самым на некоторое время продвижение русских частей. Время штурма было выбрано удачно. Шведы не ожидали, что штурм начнется в дневное время, и поэтому к укреплениям не было стянуто достаточного количества солдат. Это обстоятельство повлияло на потери русских войск и не дало возможности коменданту организовать сопротивление на старых городских стенах внутри города. Только небольшой части солдат и офицеров нарвского гарнизона удалось укрыться в Ивангороде.

штурм Нарвы 1704 год

Рис.31. Штурм Нарвы в 1704 г. (источник: Х. Паали Между двумя боями за Нарву Таллинн 1966г)

Один из нарвских жителей так описывает эти события: «В мае 1704 года город был осажден вторично и 9 августа между 2 и 3 часами дня взят штурмом; много людей было убито и умерло почти во всех домах, исключая немногих, и на всех улицах города были мертвые, везде шел грабеж, который причинял большое бедствие. Все, кто были взяты в плен, не имели известий: ни мужья о женах, на жены о мужьях, ни дети о родителях. Казалось, что никого не останется, только один Бог бывает милостив в своем гневе и сохранил некоторых из нас... Я в то время, как начался штурм, несмотря на нездоровье, ушел из дому к покойному бургомистру Шварцу, чтобы присоединиться к отряду, который там собрался. По дороге к дому Шварца встретил нашу роту на валу, я хотел также взять свое оружие и следовать за нею, как вдруг ехавшие навстречу всадники объявили у что новый город уже сдался. Русские появились в старом городе на всех улицах, так что мне нельзя было, без потери жизни, вернуться домой, и я принужден был войти в дом Шварца и там спрятаться в подвале вместе с пастором Шварцем и многими другими; там же был и полковник Густав Шлиппенбах, бывший комендант Нотебурга (старший брат известного нам командующего полевой армией в Эстляндии Вольмара Шлиппенбаха). Едва закрылись двери, которые вели в чулан, как стало слышно что победитель уже пришел. К нашему счастью, по соизволению свыше, немецкий майор Вейде подошел к двери, постучал и после нескольких раз обещал нам пощаду. Тогда дверь открыли, и майор вошел с несколькими гренадерами. Хотя мы смертельно боялись и ожидали смерти, но майор сдержал свое обещание и не сделал никому вреда» (А.В.Петров).

Предание говорит, что, останавливая кровопролитие, Петр собственною шпагою заколол русского солдата, грабившего и убивавшего мирных граждан. Остановив таким образом грабеж, монарх с обнаженною и окровавленною шпагою явился в дом бургомистра Гетте и бросил ее на стол. Собравшиеся здесь сановники и некоторые жители Нарвы с семействами с ужасом ожидали решения своей участи, но Петр сказал им:"Не бойтесь: это не шведская кровь, а русская; спасая вас, я не щадил своих подданных" .
Явившись затем в магистрат и увидев там Горна, царь в припадке гнева дал ему жестокую пощечину и грозно воскликнул:"Не ты ли виновник столь много и бесполезно пролитой крови? Не имея никакой надежды в помощи и никакого средства к спасению города, не мог ли ты давно уже выставить белый флаг?" (А.В.Петров).

Два дня русским солдатам разрешено было грабить город, но строго запрещалось убивать кого-либо из местных жителей. Нарва была в руках русских, однако Ивангород все еще оставался у шведов. Хотя гарнизон Ивангорода под командованием М. Штернстроле был малочисленным (200 человек), он все же был в состоянии оказать сопротивление. После продолжительных переговоров Штернстроле согласился капитулировать и  17 августа русские посты заняли Ивангород. Гарнизону Ивангорода разрешалось уйти в Таллин, за исключением 2 офицеров и 50 солдат, которые были отправлены в Выборг. (Х.Паали) 

С капитуляцией  Ивангорода закончилась долгая блокада и осада двойного города-крепости Нарвы и Ивангорода. Важнейший шведский опорный пункт на востоке Прибалтики оказался в руках русских войск.

В 1704 году под Нарвой было сосредоточено почти 45000 русских солдат и офицеров. Общие потери русских за все время осады и штурма оцениваются в 2000 человек убитыми  и ранеными. Численность нарвского гарнизона на 1 июня 1704 года составляла 5113  человека. Потери шведов во время осады составили 2600-2700 человек (Х.Паали).  †

 

 

 

 

 

 

 

Copyright © 2015

autor -A.Bondar, designer - G.Bondar

e-mailпочта