Гербы, Эстония, Ливония
  меню  
 

ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ НА ТЕРРИТОРИИ ЭСТОНИИ ВО ВРЕМЯ СЕВЕРНОЙ ВОЙНЫ (1700-1721)

 

Шведские войска в Эстляндии и Лифляндии.

   Местные войсковые соединения, образованные в самой Прибалтике, по принципам комплектования можно подразделить следующим образом:

  • дворянские эскадроны;
  • сословные драгунские эскадроны;
  • вербованные войска;
  • ландмилиция;
  • части составленные из немцев, призванных в ополчение;
  • слабо организованные соединения из крестьян, призванных в порядке всеобщего ополчения.

Древнейшей повинностью ливонских мыз была рейтарская повинность, или конная служба. Суть ее заключалась в том, что группа мыз, объединенных в так называемый росдинст, в случае войны выставляла вооруженного кавалериста- рейтара. Мызы  не только давали рейтара в армию, но и платили ему жалованье, снабжали продовольствием, часто клоком земли, заменяли пришедшее в негодность оборудование и вооружение. Вместо выбывшего из строя рейтара  росдинст должен был поставить другого. Время от времени рейтары вызывались на смотр и учения. В мирные годы на выполнение рейтарской повинности смотрели "сквозь пальцы", но когда началась война, местные власти пытались добиться быстрого выполнения этой повинности. Уже во время войны был издан приказ,  в котором требовалось удвоить количество рейтаров с каждого росдинста - это вызвало недовольство местного дворянства. Хотя обычно в качестве рейтаров должны были служить немцы,  власти разрешали за неимением последних выставлять в рейтары и эстонцев ( Х.Паали).

Мызы, разоренные военными действиями, как правило, освобождались от несения рейтарской повинности, поэтому помещики всячески старались и те свои мызы, которые мало пострадали от военных действий, выдавать за разоренные. Чтобы установить действительное положение дел, власти посылали  на места чиновников, которые путем расследования и опроса крестьян должны были "объективно" оценить платежеспособность мызы. В 1700-1704 годах  в дворянском эскадроне служило примерно 1000 человек, из них эстонцев  было 20-30 процентов.

До Северной войны арендаторы государственных мыз и духовенство были освобождены от поставки людей в армию. Положение изменилось с прибытием в Прибалтику Карла XII. Одним из первых распоряжений изданных королем, было требование привлечь арендаторов мыз и пасторов к поставке обмундированных драгун. Арендаторы обязались поставлять с каждых 15 гаков земли двух драгун. За каждого поставленного драгуна арендаторам мыз было обещано,  что из арендной платы будет вычтено 40 риксталлеров. С каждого пастора требовали по одному драгуну, а если приход был небольшим, то одного драгуна с двух приходов. В отличие  от рейтарской повинности, арендаторам и духовенству не надо было поставлять новых драгун вместо выбывших. Однако в 1702 году власти потребовали от арендаторов и пасторов поставить в эскадроны еще по одному драгуну.

В ходе развития военных действий на территории Эстляндии и Лифляндии, драгунские эскадроны пополнялись уже за счет вербовки. Расходы на содержание драгунских эскадронов несла казна, которая выплачивала им также жалование. Что касается численности сословных драгун, то она не превышала 600 человек и достигла максимума в середине 1702 года.

До начала Северной войны шведские военные силы (полевая армия) в Остзейских провинциях (Эстляндии, Лифляндии и Ингерманландии) составляли около 4000 человек, по большей части состоявших из финских пехотных частей под командованием генерала О. Веллинга. После начала военных действий к сентябрю 1700 года шведские власти увеличили численность своих войск в Прибалтике до 6600 человек. Новые соединения вербовались главным образом в Эстляндии и Лифляндии (частично в Ингерманландии) и состояли из новых драгунских полков Отто Веллингка, Г.Э. д`Альбедиля, В.А. Шлиппенбаха, пехотных полков А.Ю. Делагарди, и М.В. Нирота и пехотных батальонов А.Цеге, К.А. Штакельберга и Г. Ливена.

Гарнизонные войска в Эстляндии и Лифляндии к 1700 году насчитывали примерно 6000 человек и в основном состояли из набранных в Финляндии и Ингерманландии солдат.
В важных населенных пунктах располагались гарнизонные артиллерийские роты. В Ингерманландии артиллерийские роты находились в Кескгольме, Ниеншанце, Нотебурге и Ивангороде. В Эстляндии - в Нарве и Таллине. В Лифляндии - в Риге, Тарту, Пярну, Коброне и в Кокнесе. Так же одна артиллерийская рота народилась в Курессааре.

Самым крупным классом в Прибалтике было крестьянство. Эстонские крестьяне несли службу еще во вспомогательных войсках ливонских государств. Ландмилиция из крестьян была создана во времена русско-шведской войны 1654-1656 годов.
10 января 1701 года Карла XII написал эстлянскому и лифляндскому генерал-губернаторам, чтобы они приступили к формированию ландмилиции. С 15 гаков земли следовало поставить в ландмилицию 10 годных крестьян, умеющих обращаться с оружием, притом лучших стрелков (Х.Паали).

С 1702 года в систему формирования ландмилиции были внесены изменения. Отныне все крестьянские дворы были поделены на роты, в каждую роту входило определенное количество крестьянских дворов, так чтобы они составляли 1,5 гака. С роты требовалось поставить в ландмилицию одного рекрута в обмундировании. Обычно один крестьянский двор назначался главным и либо сам хозяин, либо его дети шли в армию, а другие дворы помогали ему в сборах. Вместо выбывшего из строя солдата, рота должна была предоставить нового.

Офицерами ландмилиции должны были стать дворяне, которые сидели дома и не хотели вступать в шведскую армию. Большинство из назначенных офицеров всячески пытались уклониться от службы. Унтер-офицеров должны были давать жители мелких городов, а также немецкие ремесленники, мельники и другие жители немецкого происхождения. Но, ни горожане, ни сельские жители не хотели вступать в эту должность. Они боялись, что эта новая должность доведет их до полного разорения и нищеты ( Х.Паали ).

Рекрутские наборы в ландмилицию на территории Эстляндии и Лифляндии в ходе Северной войны проводились с 1701 по 1704 годы, а так же в 1707 и 1708 годах. С 1704 года применялся способ приведения частей ландмилиции в состав вербованных полков и пополнение самой ландмилиции методом вербовки. Вербовка во время рассматриваемого нами периода производилась не равномерно, а волнообразно, так как была тесно связана с военными действиями. Так же следует отметить, что вербовка часто имела принудительный характер. За счет вербовки возмещались потери, понесенные шведскими войсками в боевых действиях, а также из-за дезертирства.

Как уже упоминалось, в ходе войны части ландмилиции  были сведены в полки и батальоны. Всего на территории Эстляндии было сформировано четыре национальных пехотных полка, по количеству уездов (маакондов):

  • Харьюский полк (командир Б.фон Пален)- численность 800-1070 чел.;
  • Вируский полк (командир В.Б.Гастфер)- численность 600-700 чел.;
  • Ляэнеский полк (командир Г.Ферзен) - численность 700-900 чел;
  • Ярваский полк (командир О.Ребиндер) - численность 400-500 чел.

В Лифляндии таким же образом были сформированы пехотные батальоны (по три в уезде): Ныоский (ком. Г.Г.Врангель), Сангастский (ком. Г.И.Платер), Пылтсамааский (ком. Б.В.Таубе), Пярнуский (ком. М.Ф.Вольфельдт), Тартуский (ком. Г.Гастфер), Вильяндский (ком Г.И.Будденброк), Сааремааский (ком. И.Г.Остен-Сакен), Кокнесский, Тирзитский, Цесиский, Валмиерский, Алукснеский, Валгаский, и Турайдский. Численность солдат в лифляндских пехотных батальонах колебалась от 300 до 500 человек.
Со временем разрастания боевых действий на территории Эстонии и Лифляндии местные полки и батальоны стали укомплектовывать, как рекрутами, так и завербованными солдатами.

В течение всей Северной войны  в шведской армии служило около 14 000 эстонцев и латышей. Из них  в рекруты было набрано около 10 000  человек  и завербовано порядка 4000 человек. В дворянских эскадронах служило около 200 эстонцев, в драгунских эскадронах насчитывалось порядка 500-600 эстонцев, в чудской флот было завербовано около 100 эстонцев (K.Kroon).

униформа лифляндия

Рис.5. 1 ) Ротное знамя Эзельского пехотного батальона 1708 г. 2) Штандарт Смоландского рейтарского полка 1700 г. 3) Ротное драгунское знамя вербованного немецкого полка 1708 г, 4) Драгун немецкого вербованного полка 1708 г. 5) Офицер Лифляндских полков 1700 г. 6) Драгун Лифляндского вербованного полка Шлиппенбаха 1701 г. 7) Мушкетер Лифляндскгог пехотного полка графа Нирота 1702 г. (источник: А.В.Беспалов. Северная Война. Карл XII и шведская армия)

Стоит отметить, что местные пехотные части по уровню боевой подготовки уступали полкам индельты, набранным в Швеции и Финляндии. Прибалтийские части имели худшее по качеству обмундирование, в сравнении со шведскими частями. Согласно регламенту, эти части были одеты в сермяжные кафтаны со светло синим прибором (воротником, обшлагом). Пуговицы были оловянные. Галстуки у них были черного цвета. Форма офицеров прибалтийских частей была более разноплановой. Они могли носить мундиры синего цвета, как и в полках шведской индельты, а также белого цвета с синим воротником. Офицерские галстуки были белого цвета.

Национальный состав шведской армии в Эстляндии и Лифляндии.

Войска в шведских Прибалтийских провинций в основном состояли из местных жителей. Командные должности занимали либо шведы, либо прибалтийские немцы, солдатами были эстонцы, латыши, финны и ингерманландцы. Лишь  в отдельных подразделениях (например в дворянском эскадроне) значительный процент рейтаров составляли немцы. Правда в шведской армии не исключалась возможность продвижения простого солдата в унтер-офицеры и затем в офицеры. Некоторыее эстонцы во время Северной войны дослужились до офицерского чина ( Х.Паали ).

Дезертирство.

Дезертирство было бичом шведской армии в Эстляндии и Лифляндии. После каждого поражения значительная часть местных частей просто разбегалась. Разбегались при этом не только простые солдаты, но и их командиры, набранные из немецких помещиков и управляющих. Неустойчивость местных войск была одной из причин поражения шведов в Прибалтике. †

 

 

 

 

 

Copyright © 2015

autor -A.Bondar, designer - G.Bondar

e-mailпочта