Гербы, Эстония, Ливония
  меню  
 

ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ НА ТЕРРИТОРИИ ЭСТОНИИ ВО ВРЕМЯ СЕВЕРНОЙ ВОЙНЫ (1700-1721)

 

Военные действия в 1705-1708 годах.

   После взятия Нарвы, 26 августа 1704 года к Таллину был направлен русский отряд под командованием Бауэра. Бауэр дошел почти до предместий города, разбив по дороге несколько шведских постов. Не встретив  никакого сопротивления со стороны Шлиппенбаха, который поспешил укрыться за стенами Таллина, Бауэр взял направление на Тарту, откуда потом его конница была направлена к литовской границе.

После ряда поражений корпус Шлиппенбаха практически был уничтожен. На военном совете было решено- направить Шлиппенбаха вместе с остатками его корпуса к Риге, на соединение с войсками Левенгаупта. Шлиппенбах назначался вице-губернатором Эстляндии, что было равносильно понижению в звании. После этих событий Вольмар фон Шлиппенбаха перестает быть героем нашего рассказа. Его дальнейшая судьба сложилась следующим образом. Находясь под командованием Левенгаупта, он участвовал в неудачном для шведов бою у Лесной (28.10.1708), где уцелел и с остатками корпуса Левенгаупта влился в армию Карла XII. Участвовал в Полтавской битве, где командовал отрядом  в полсотни кавалеристов. Попал в плен. Так как по происхождению Шлиппенбах был лифляндцем, то после официального включения Прибалтики в состав России, Петр ему даровал свободу. Случилось это в 1713 году. После этого Шлиппенбах поступил на русскую службу и принимал участие в боевых действиях против недавних товарищей по оружию. В частности, в 1714 г. он, командуя Рязанским пехотным полком, погруженным на галеры Петра I в качестве десанта, прорывался у Гангута мимо шведских кораблей эскадры Ватранга. В последний период Северной войны Шлиппенбах занимался организационными вопросами русской армии — сначала стал членом Военной коллегии, а в 1718 г. был введен в состав Верховного суда ( В.А.Красиков).

***

Пока русским войскам в Прибалтике сопутствовала удача, ситуация в Польше принимала серьезный оборот. Под давлением Карла XII польский сейм низложил Августа II и посадил на трон более сговорчивого Станислава Лещинского. Создалась угроза не только выхода Саксонии из войны, но и заключение союза между Польшей и Швецией. В таких условиях нельзя было задерживать основную массу русских войск в Прибалтике, и Петр решил направить свои войска в Польшу. К июню 1705 года русские войска сосредоточились в Полоцке. Для наблюдения за русскими войсками со стороны Полоцка Карл XII приказал Левенгаупту (около 8000 человек) расположиться в районе Митавы.

На военном совете в Полоцке 15 июня было решено, атаковать Левенгаупта. Для этой цели было выделено 11 тысячное войско под командованием Шереметьева. Чтобы не дать возможность Левенгаупту уйти в Польшу, главные силы русской армии выдвинулись к Вильно (Вильнюс).

Узнав о приближении Шереметьева, Левенгаупт занял позиции у местечка Гемауертгоф (Мурмыза). 16 июля состоялось сражение , в котором Шереметьев потерпел поражение и отступил в Меззоттен. Левенгаупт ушел со своим корпусом к Риге. Карл XII повысил Левенгаупта в звании и назначил его рижским губернатором.

***

Прибытие корпуса Левенгаупта в Ригу способствовало усилению давление шведов на Тарту. В ноябре 1705 года полковник Брокгаузен вторгся с отрядом в 1500 человек в тартуские земли, с целью реквизировать собранное русскими зерно. 18 января 1706 года в районе Тарту появился отряд шведских драгун под командованием майора Фрейденфельда. По ним был открыт огонь с крепостных валов. Фрейденфельд направился в Луунья, где сжег стоявшие там русские корабли и запасы сена (Маргус Лайдре).   Шведские отряды на протяжении всей зимы наведывались под Тарту, нарушая снабжение продовольствием города. Вскоре по Тарту поползли слухи о скором прибытие под стены города корпуса Левенгаупта.

В марте 1706 года русские войска покинули Курляндию и Левенгаупт снова занял эту территорию, отозвав свою кавалерию из-под Тарту. Внешнее давление на город ослабло. В конце мая 1706 года в Тарту прибыло тысячное подкрепление, оружие и боеприпасы. Русские почувствовали себя значительно увереннее.

***

После почти пятилетнего пребывания в Польше Карл XII в конце августа 1706 года пересек границу Саксонии. Шведы не встречали на своем пути никакого сопротивления. 14 сентября в Альтранштадте был заключен мир между Швецией и Саксонией. Россия потеряла своего последнего союзника. Петр I предложил Карлу XII заключить мир. Но Карл не согласился. Шведский король начал приготовления к походу в Россию.

3 января 1707 года Петром был издан указ о создании между русскими и шведскими армиями мертвой зоны, призванной серьезно затруднить снабжение и вообще нахождение там неприятельских сил. Людям живущим в двухсоткилометровой приграничной полосе (начиная с Пскова, через Смоленск и до Черкасс) предписывалось прятать зерно и сено в лесу или закапывать в землю (Маргус Лайдре).  

Накануне похода на Россию Карл XII находился на распутье. Он мог двинуться через Вильнюс в северном направлении и выбить русских из своих Прибалтийских провинций, но мог также и пойти на восток, прямо на Москву. 28 января 1708 года Карл XII захватил Гродно, который Петр успел покинуть за несколько часов до появления шведов. Теперь Петр I был уверен, что Карл XII пойдет дальше на север. Русский царь  также опасался, что Карл XII объединит свои войска с корпусом Левенгаупта, который стоял Курляндии.

«О, мой бедный город Тарту!».

25 января 1708 года Петр I приказал коменданту Тарту Нарышкину: "как можно быстрее собрать весь провиант и корм для скота за крепостными стенами. Саму крепость на случай подрыва заминировать. Жителей Тару выслать в Вологду." 3 февраля царь шлет из Вильнюса приказ адмиралу Федору Апраксину и князю Меньшикову: ” всех жителей Нарвы выслать в Вологду; артиллерию, военное и прочее  имущество из Тарту перевезти в Псков, саму крепость взорвать, а жителей выслать вместе с нарвитянами.” Страх  перед шведами был настолько велик,  что Нарышкин  осмелился спросить у государя, нельзя ли срочно покинуть Тарту, оставив артиллерию. Дело в том, что тяжелые пушки можно было переправить через реку лишь по надежному льду, а лед все еще был недостаточно крепок. Но Петр повелел удерживать город, сколько возможно( Маргус Лайдре).

18 февраля 1708 года жителей Тарту (по большей части немцев) посадили на сани и под конвоем отправили в Вологду. Та же участь постигла и население Нарвы, жители которой были расселены в Москве, Казани, Новгороде, Астрахани и Вологде. В Нарве от всего прежнего населения осталось 300 человек (А.В.Петров). Прибывший в Тарту для выдворения жителей адмирал Апраксин предложил проживающим здесь эстонцам, не пожелавшим  уезжать вместе с бюргерами, отправляться из города на все четыре стороны. По его приказу было отпущено эстонцев, мужчин, женщин и детей в количестве 657 человек (Маргус Лайдре). Из Тарту в общей сложности было депортировано 824 человека.

Нарвские и тартуские переселенцы прожили в назначенных для них городах до 1714 года, когда получили разрешение возвратиться на родину. Находись в русских городах, мастеровые и рабочие люди скоро нашли себе и работу, и выгодные занятия, но семьи высших сословий бедствовали, так что для них присылали вспомоществование даже из Архангельска. Вот что об этом пишет Вебер в своем сочинении "Das veranderte Russkand":«По завоевании Дерпта и Нарвы русскими, все жители этих городов, взятые в плен, числом 1,600 человек, выселены были но внутрь России,. в Казань, Астрахань, Сибирь, Вологду и Москву; когда же прошедшим летом (1714 г.) все эти пленные были разъисканы и им объявлено, что они могут возвратиться на родину, то, вследствие этого повеления, человек 200 из них, людей зажиточных, воротились в Нарву, и теперь давно уже находятся там; другие же, доехав до Москвы, остались там и представили царю слезное прошение, что так как они потратили на проезд все что имели, то и не могут ехать далее. Вследствие этого, его величество приказал дать им в Москве 200 повозок с лошадьми, для доставления их на родину. В настоящее время люди эти хотя и проживают уже в Нарве, но дела их вообще плохи. Большая же часть пленных добровольно осталась в местах, куда были высланы, потому что там они могли добыть лучшия средства существования, и не захотели покидать свои вновь приобретенные дома и земли».

В проезд мой (Вебер приехал в Россию в качестве брауншвейг-люнебергскаго резидента в 1711 году и прожил в Петербурге или в Москве, смотря по местопребыванию царскаго двора, до конца 1719 г.) через Нарву я нашел этот город все в том же плачевном состоянии, как и в прошлом году, с тою только разницею, что с того времени возвратилось туда до 70 семейств, пленных из Казанской и Астраханской областей.

Семейства эти были в самом бедственном положении, едва имели насущный хлеб и вовсе без денег, чтобы исправить свои разрушенные дома, или начать какую нибудь торговлишку или оборот. Уведенные также в плен из совершенно разрушеннаго и разореннаго города Дерпта и теперь снова возвратившиеся на родину жители этого города также преживают большею частью в Нарве. Таким образом, в настоящее время, из всего бывшего нарвскаго и дерптскаго населения, возвратились на родину, как я выше упомянул, только шестая часть».

***

Местное шведское командование было осведомлено о намерении русских разрушить тартускую крепость и хотело этого избежать. По приказу генерал-губернатора Эстляндии Нильса Штремберга шведские войска подтянулись как можно ближе к городу. Левенгаупта попросили прислать в поддержку пехоту. Однако собрать достаточное количество сил для похода на Тарту шведам не удалось. Опасаясь удара шведов со стороны Риги, Петр послал в Тарту генерала фон Вердена с корпусом насчитывавшим 5000-6000 человек. Теперь численность русскх сил в Тарту и его окрестностях достигла 9000 человек.

В июне 1708 года Левенгаупт с 12 тысячным корпусом и длинным обозом ушел из Риги на соединение с армией Карла XII.  Ливенгаупт вез для армии короля продовольствие. Однако ему несуждено было довести свой обоз до шведской армии. Недалеко от белорусской деревни Лесная, 28 сентября 1708 года корпус Левенгаупта был разбит летучим корпусом Петра I. Вместо долгожданного подкрепления и провианта шведский король получил лишь небольшую кучку солдат, сумевших уйти от преследования русских. Без продовольствия и подкрепления Карл XII отказался идти на Москву, через разоренные русскими земли, он повернул на Украину, понадеявшись на помощь казаков.

После ухода Левенгаупта из Риги, Лифляндия и Эстляндия осталась практически без защиты. Только в Риге, Таллине и Пярну оставались шведские гарнизоны. Теперь русским войскам некого было опасаться в Прибалтике. Но несмотря на это, судьба Тарту была предрешена. В первых числах июля 1708 года русские части стали покидать город. К этому времени из Тарту было вывезено все мало-мальски ценное. 12 июля 1708 года началось уничтожение городских фортификационных сооружений. Крепостные стены и прочие каменные сооружения были взорваны. Уцелевшие дома и церкви были преданы огню. Земляные укрепления, разрушение которых требовало времени, в основном остались целыми- их можно увидеть и в настоящее время.

Новость об уходе русских войск из Тарту стала для шведов неожиданностью. Шведы решили воспользоваться моментом и вернуть город себе. Для этой цели осенью из Пярну был направлен пехотный батальон (800 чел.) под командованием полковника Нирота. Однако добравшись до Энайыги, отряд не смог раздобыть у местного населения лошадей, так как кругом царили большое разорение и нищета. Без лошадей отряд не мог продвигаться дальше и был вынужден повернуть обратно. После осени 1708 года и до самого конца войны  шведы в окрестностях Тарту не появлялись.†

 

 

 

 

 

 

 

 

Copyright © 2015

autor -A.Bondar, designer - G.Bondar

e-mailпочта