Гербы, Эстония, Ливония
  меню  
 

 

ЭСТОНИЯ В ОГНЕ ЛИВОНСКОЙ ВОЙНЫ.

 

 

 

Начало войны.

   Еще в 1503 году великий московский князь Иван III заключил мирный договор с Ливонией, который впоследствии несколько раз продлевался. И вот по истечении очередного срока действия договора с русскими,  в 1554 году в Москву было направлено ливонское посольство, для заключения нового соглашения. Однако русский царь Иван Грозный отказался продлевать мирный договор с ливонцами до тех пор, пока те не заплатат дань, которую, согласно старым грамотам, Юрьев (Тарту) обязался выплачивать Пскову. В конце концов, было заключено новое мирное соглашение сроком  на 15 лет на условиях, что дерптский епископ обязуется возобновить выплату Юрьевской дани, а также заплатить накопившиеся за 50 лет проценты в течение ближайших 3 лет.  Гарантом обязательств дерптского епископа должна была выступить вся Ливония.

После возвращения послов домой, был созван ландтаг, на котором решался вопрос о том, стоит ли платить дань русскому царю. После долгих споров с выплатой денег решили пока повременить. В то время как раз началась русско-шведская война и ливонцы понадеялись на то, что русский царь оставит Ливонию в покое. Однако этот расчет не оправдался -  война оказалась скоротечной и успешной для русских. Как только в 1556 году был заключен мир со шведами, Иван Грозный вновь обратил свой взор на Ливонию.

В тот же год в Ливонии началась очередная междоусобная война между Ливонским орденом и рижским архиепископом. На стороне архиепископа выступил польский король Сигизмунд II Август и двинул к границам Ливонии большое войско. Магистр Ливонского ордена Фирстенберг был вынужден уступить силе. По требованию польского короля, магистр обязался выплатить польской короне и рижскому архиепископу все военные издержки. В 1557 году Ливонский орден заключил военный союз с Польшей и Литвой против Русского царства. Этот договор осложнил и без того натянутые отношения Ливонии и России. Иван Грозный снова напомнил ливонцам об уплате юрьевской дани. Опять помчались ливонские послы в Москву, в надежде потянуть время. В результате очередных переговоров русский царь согласился уменьшить сумму долга, однако и после этого денег ливонцы не привезли. Заключенный с поляками договор о военном союзе вселил в жителей Ливонии уверенность. Многие ливонские вельможи выступили против уплаты каких-либо денег, так как  считали унизительным покупать мир с московитом.

В апреле 1557 года Иван Грозный запретил русским купцам ездить в Ливонию. Царь отправил князя Шестунова строить в устье реки Наровы военные укрепления и пристань для торговых кораблей. Строительство было поручено талантливым русским военным инженерам Головину и Выродкову. Сначала были возведены укрепления на российской стороне в устье Наровы, а позже, когда русские завладели Нарвой, и на ливонском берегу. Предположительно, всего было построено три прибрежных укрепления, артиллерия которых имела огневое взаимодействие. Ввиду жестких сроков постройки возводились не каменные, а деревянно-земляные сооружения.

Однако надежды на то, что заморские купцы будут останавливаться вместо Нарвы в новой русской гавани, не оправдались. Никто из иностранных торговцев не хотел вступать в открытую конфронтацию с Ганзейским союзом, который вместе с Ливонией держал в своих руках торговлю  с Россией на Балтике.

Иван Грозный написал ливонцам гневное письмо, где обвинял их в нарушении договора и обещал им скорую расплату. В ноябре 1557 года к ливонской границе выдвинулось 40 000 войско под начальством казанского хана Шаха-Али (Шиг- Алея), а также воевод Михаила Глинского и Даниила Романовича Захарьина. Вместе с русскими в войске было много инородцев (татар, черемисов, мордвы). Узнав о скоплении вражеских сил на границе, ливонцы послали в Москву очередное посольство, в надежде предотвратить войну. Однако успехом переговоры не увенчались.

22 января 1558 года русское войско пересекло границы Дерптского епископства. Шах-Али отделил от своего войска несколько отрядов для разграбления земель епископства, а сам с главными силами пошел к Дерпту (Тарту). В задачу войска не входил захват укрепленных пунктов - цель рейда была принести как можно больше разорения противнику “ дабы его устрашить”. Отряды Шаха-Али разоряли и сжигали все на своем пути, не встречая какого- либо значительного сопротивления. Из Дерпта на встречу Шах-Али был выслан небольшой отряд ливонских ратманов в 500 человек, который, однако, не смог  остановить вражеское войско. Русскими был сожжен замок Ольденторн (Вана-Кастре), находившийся  на берегу реки Эмайыги.

Спасаясь от неприятеля, в Дерпт сбежалось много простого люда из окрестностей епископства. Для всех места в городе не хватало и поэтому беженцы были вынуждены укрываться в крепостных рвах, где многие, особенно женщины и дети, погибли от холода. Другая же их часть была перебита, когда войско Шаха-Али подошло к стенам города. Горожане опасались, что русские пойдут на штурм, однако в планы Шаха-Али это не входило.  Простояв под стенами Дерпта  три дня, он вновь разделил свое войско на отряды и разослал их разорять окрестности других ливонских городов. Сам же Шах-Али направился к  Везенбергу (Раквере), а оттуда к морю. В то же время другие русские части, под предводительством князя Шастунова, перейдя границу у Нарвы, вторглись в северо-восточные земли Ливонии. В то время церки, с их мощными камеными стенами и узкими окнами часто использовали как оборонительные укрепления. Они служили укрытием для простого люда, спасавшегося от врага. Иоганн Реннер приводит описание того, как русский отряд в 300 человек осадил церковь в Йыхви, где укрылось много народу из окрестных деревень. Церковь была хорошо укреплена. Русским удалось завладеть церковью только после того, как они с помощью огня и дыма выкурили оттуда осажденных. Все кто скрывался внутри, были убиты.

Шах-Али разорял ливонские земли до середины февраля 1558 года, а затем повернул в сторону дома и переправился через реку Нарова “у Козлова брода, выше Ругодива ”. “....немецкую землю повоевали и выжгли, и людей побили во многих местах, и полону и богатства множество поймали”- так говориться в Московской летописи.

В ходе зимнего рейда 1558 года русскими были разорены окрестности городов: Дерпт (Тарту), Нейгаузен (Вастселиина), Кирумпэ (Кирумпяя), Марьенбург (Алуксне), Везенберг (Раквере), Олденторн (Вана-Кастре), Фалькенау (Кяркна), Лаис (Лайузе), Боргхольм (Поркуни), Сыммерпалу и др.

В марте 1558 года русское войско под предводительством кязей Г.Темкина и Звенигородского совершило рейд в земли южной Ливонии. Были сожжены посады городов Зессвегена, Лудзена, Рориттена и Мариенгаузена.

В феврале 1558 года Шах-Али по указанию царя написал письмо, адресованное всем ливонским городам, в котором говорилось о том, что если ливонцы не хотят навлечь на себя еще большей беды, то должны скорее собрать обещанные царю деньги и прислать их с посольством в Москву.

На очередном ландтаге в Ливонии решили умилостивить московского царя деньгами. Спешно со всей Ливонии стали собирать требуемую сумму.
Тем временем, по словам хрониста Иоганна Реннера, тартуский епископ, не видя другого спасения для своего епископства, начал вести с московитами тайные переговоры. Он намеревался передать земели епископства во владение московского царя, при условии, что ему сохранят все привилегии, и в этих землях не будет насильственно насаждаться православная вера.

Взятие Нарвы и Нейшлосса в 1558 году.

Несмотря на все старания, собрать полную сумму долга ( 60 тыс. таллеров) ливонцам не удалось. Официальное ливонское посольство с собранной суммой отбыло в Москву в конце апреля 1558 года. Пока послы добиралось до места, случилось так, что между гарнизонами ливонской Нарвы и русского Ивангорода возобновились боевые действия. Согласно русским источникам, гарнизон города Нарвы стал стрелять по посаду Ивангорода. Так как на то время между Ливонией и Москвой было заключено временное перемирие, ивангородские воеводы не посмели самовольно открыть по Нарве огонь и послали к царю гонца, “испросить разрешения”. Царь прислал в Ивангород подкрепление с артиллерией  под предводительством воевод Адашева и Басманова и велел стрелять по Нарве “со всего наряду”.

По прошествии нескольких дней из Нарвы в Ивангород прибыло тайно два ратмана, которые от имени горожан изъявили согласие отдать Нарву московскому царю. Парламентеры были отправлены в Москву, где били челом царю и целовали крест, получили жалованную грамоту и с почестями были отправлены назад. Согласно хронике Реннера, ратманы обещали поджечь город в условленный с русскими день. Однако, как только обстрел Нарвы прекратился, жители передумали отдаваться под власть московитов и послали  магистру Ордена письмо, в котором просили прислать отряд для защиты города. Из Феллина (Вильянди) и Ревеля (Таллинна) были посланы к Нарве отряды под руководством Иогана Кетлера (будущий магистр Ордена) и Франца фон Зегенхавена. Русские держали на ревельской дороге сторожевой отряд, который и увидел идущее к Нарве подкрепление. Немцы, заметив немногочисленный русский разъезд, отпустили обоз и артиллерию в город, а сами кинулись в преследование. Русский отряд спешно отступил к реке Нарове и стал переправляться на другой берег. Из Ивангорода им на помощь было выслано подкрепление. В короткой стычке с превосходящими силами противника русским удалось одержать верх и немцы спешно отступили. Отряд Кетлера в Нарву не вошел, а расположился лагерем неподалеку от города.

11 мая 1558 года в Нарве вспыхнул сильный пожар.Согласно Московской летописи, причиной пожара стало то, что один нарвский бюргер варил пиво и бросил православную икону в очаг и с того вспыхнул сильный огонь и загорелся весь дом, а затем и весь город. Из Ивангорода увидели, что из-за пожара городские стены Нарвы опустели и решили этим воспользоваться. Русские спешно бросились переправляться через реку кто, на чем. Главные силы воеводы сосредоточили около Русских и  Ревельских ворот. Пробившись в город, русские ратники оттеснили немецкий гарнизон Нарвы в замок. Развернув нарвские пушки в сторону замка, русские открыли по нему артиллерийский огонь. К вечеру гарнизон замка сдался и был выпущен с оружием из города. Вместе с ними получили возможность уйти и те жители города, которые не хотели присягать московскому царю. От беженцев из Нарвы, Кетлер узнал о падении города и спешно отступил к Везенбергу (Раквере).

взятие Нарвы

Рис.2 Взятие Нарвы Иваном Грозным. Худ. Б.А. Чориков, 1836 г.


Взятие Нарвы торжественно отмечали по всей России, во всех городах пели молебны с колокольным звоном.

Когда в конце мая 1558 года ливонское посольство наконец-то добралось до Москвы, им пришлось уже выслушивать требования не о выплате дани, а о сдаче ливонских городов под власть русского царя. Послы не были уполномочены вести какие-либо переговоры в этом направлении и поэтому выехали обратно в Ливонию вместе с привезенными ими деньгами.

После завоевания Нарвы, Адашев по приказу царя, выдвинулся к замку Нейшлосс (Васькнарва), гарнизон которого держал под контролем верхнее течение реки Нарова. По словам Реннера, русские появились у Нейшлосса 3 июня 1558 года. Артиллерия была доставлена по воде и расставлена вокруг замка. Единственную дорогу, соединявшую Нейшлосс с другими городами Ливонии, русские заблокировали, устроив на ней засеки и расположив засадные отряды.“И учали по городу стреляти из всего наряду из пищалей по окнам”.На пятый день обстрела гарнизон Нейшлосса сдался. Теперь русские контролировали все течение реки с ее окрестностями.

В Нейшлоссе в честь победы, по приказу царя, был заложен православный храм. Воеводам же было приказано выдвигаться в Псков, где собирались большие силы под началом князя Шуйского чтобы “промышляти над иными городами немецкими”.

 

 

 

 

 

 

Copyright © 2015

autor -A.Bondar, designer - G.Bondar

e-mailпочта